Нет, это нормально. Почему скачки настроения, навязчивые мысли и другие особенности далеко не всегда являются симптомами ментальных расстройств

«Нужно сделать это и это — и ты станешь абсолютно нормальным», — обещают нам в интернете. И поверить этому легче, чем психиатрам или нейробиологам, которые веками бьются над изучением мозга и пришли только к одному бесспорному выводу: он — сложный.

До сих пор не выяснены точные причины тех или иных расстройств, в терапии преобладает индивидуальный подход, а пациенты пытаются помочь себе собственными силами. И далеко не всегда успешно, потому что в фокус внимания попадает то, из-за чего вообще не стоит загоняться.

Вот лишь несколько примеров поведения, которое принимают за ментальные расстройства.

Скачки настроения или биполярно-аффективное расстройство?

Тот самый неуловимый момент, когда состояние из точки «вроде ок» переходит в «апатичное ничто». Ученые связывают такие перепады настроения с сотней состояний и факторов, но многие зачастую винят в них именно ментальные расстройства, а не закономерную реакцию организма. По словам Дарьи Варламовой и Антона Зайниева, авторов книги «С ума сойти! Путеводитель по психическим расстройствам для жителя большого города»:

«Наша психика не статична: даже здоровый человек постоянно находится в разных состояниях: он то сфокусирован, то отвлекается, то оптимистично настроен, то впадает в уныние, то терпелив, то раздражителен. Поэтому норма — это прежде всего динамический баланс, а не какая-то абсолютная отметка».

Эмоциональные перепады могут возникать при изменениях гормонального фона, быть побочными эффектами лекарств или появляться в результате смены рациона (например, диеты — неплохой такой стресс для организма). Кроме того, провоцировать скачки настроения способны разные заболевания, в том числе сердечно-сосудистой, эндокринной, дыхательной систем.

Стоит оговориться: да, перепады настроения могут быть симптомом расстройства. Например, если имеют четкую цикличность и не зависят от внешних факторов (как при биполярно-аффективном расстройстве); если характеризуются высокой интенсивностью и провоцируют самоповреждения (как при пограничном расстройстве личности); если нарушают стабильный ход жизни и фактически ставят под угрозу нормальное функционирование — например, когда во время депрессивного эпизода человек не может встать с кровати и выполнить привычные бытовые дела.

Неудобные и пугающие мысли не становятся реальностью

Признания молодых мам в том, что у них были мысли убить своего ребенка или причинить ему вред, сегодня уже не кажутся такими шокирующими. Когда психологи заговорили о том, что даже приятные и долгожданные события наш мозг воспринимает как стресс (со всей вытекающей симптоматикой), градус тревожности немного упал. Хотя многих до сих пор пугает ощущение, что мысль обязательно станет реальностью.

Навязчивые мысли — неотъемлемый компонент обсессивно-компульсивного расстройства, и иногда под воздействием стресса такое состояние может усугубиться. Но человек в принципе склонен к высокой тревожности и скорее пугается самих мыслей, чем связывает их с психической перегрузкой.

Уход за ребенком — большой труд и вызов для женщины. Многие мамы не могут принять собственные негативные эмоции по отношению к детям и то, что, кроме любви, есть место раздражению, усталости, страху, тревожности. (Спасибо за это стереотипам о безусловной родительской любви.)

Каждая отрицательная эмоция в адрес ребенка воспринимается как нечто ужасное, и сразу возникают мысли: «Я плохая мать / я не справляюсь / я сумасшедшая, если хочу навредить ребенку».

На самом деле проблема не в агрессивных мыслях, а в страхе перед ними. Что я думаю и что я делаю — две разные вещи, и неудобные мысли не характеризуют самого человека: от «плохих» мыслей мы «плохими» не становимся.

Кто разговаривает сам с собой?

Выполняя рутинную работу или ответственную задачу, мы можем вести с собой диалог (или лучше сказать — монолог?). И ученые утверждают, что это абсолютно нормально: так мы лучше сосредотачиваемся и получаем иллюзию поддержки, помогаем себе.

Проговаривание задач вслух улучшает контроль за их исполнением — это выяснили на примере спортсменов, которые озвучивают свои цели во время тренировки. Они показывают более высокие результаты, чем те спортсмены, которые молча выполняют норматив.

Есть еще много ситуаций в повседневной жизни, когда мы можем разговаривать с собой: перебираем список покупок по дороге в магазин, вслух вспоминаем подробности неприятной ссоры, делимся впечатлениями от фильма, злимся на беспорядок…

«Это не просто нормально, а очень важно: от качества нашего внутреннего диалога может зависеть наше счастье и благополучие», — уверена Вероника Тугалева, авторка книги «Искусство разговаривать с собой».

Это — неплохой способ самоуспокоения.

Люди могут разговаривать с собой, когда больше не с кем. Это подтверждает эксперимент «Ножа», в рамках которого человек неделю не общался ни в соцсетях, ни лично.

На четвертый день экспериментатор заметил, что стал много разговаривать с собой вслух — так мозг реагирует на тревогу:

«Такой разговор помогает остановить внутреннюю бурю, замедлить мышление и обрести над ним контроль. <…> Когда человек проговаривает один внутренний диалог вслух, он тем самым выключает множество остальных, которые происходили сами собой. В результате тревога идет на спад».

А вот расстройством психики разговор с собой становится тогда, когда сопровождается галлюцинациями, бредом или самоповреждениями.

Залипание в одной точке не всегда признак аутизма

«Windows перезагрузка» — так можно описать состояние, когда мы погружаемся в свои мысли и не реагируем на происходящее. Это не обязательно симптом ментального расстройства: так наш мозг справляется с переутомлением.

К интересным результатам пришли ученые, которые исследовали этот вопрос. Они провели эксперимент с участием 112 человек — им провели магнитно-резонансную томографию мозга в то время, пока они неподвижно смотрели в одну точку. Оказалось, что именно в таком состоянии мозг работает наиболее эффективно, поскольку разные области лучше «синхронизируются».

«Это дало нам представление о том, какие области мозга работают вместе во время бодрствования и покоя», — говорит авторка исследования Кристин Годвин.

По ее словам, это важно, потому что «одни и те же области мозга, проанализированные во время этих состояний, связаны с различными когнитивными способностями».

Почему такое состояние ассоциируют с аутизмом? Родители аутичных детей отмечают, что они могут подолгу находиться будто «в своем мире», не реагируя на происходящее. И часто именно из-за такого залипания взрослые бьют тревогу: всё ли в порядке с их ребенком (например, если он может вдруг выключиться из разговора и задуматься о чем-то)?

По факту аутизм — это не обязательно «погружение в свой мир» или «отказ контактировать с окружающими». Специалисты рассматривают его как спектр разных состояний, и у каждого ребенка заболевание будет проявляться по-своему. Так что самодиагностировать аутизм не получится — для этого нужен врач.

Эгоистичны не только люди с нарциссическим расстройством

Наш мозг в целом довольно эгоистичен — и нет ничего ужасного в том, что человек ставит на первое место именно себя.

Это проявляется в ситуации, когда, например, ты инстинктивно отзываешься на свое имя (хотя, возможно, обращались и не к тебе) или когда находишь на коллективных фотографиях сначала себя, а потом рассматриваешь остальных.

Чтобы подтвердить гипотезу о такой эгоцентричной расстановке приоритетов, ученые из Великобритании и Китая предложили 102 людям стать участниками эксперимента. Суть его была такова: люди присваивали трем цветам (синему, зеленому и фиолетовому) ярлыки «друг», «незнакомец» и «я». Затем на экране появлялись и через некоторое время исчезали две цветные точки, а на месте одной из них появлялась другая — черная. Участники должны были указать, на месте какой цветной точки мигает черная. Быстрее всего люди реагировали на точку с маркером «я». Кратковременная память помогала им ставить «я» в приоритет, даже когда точка с таким маркером была на экране дольше других, хотя разумнее было бы следить за теми, что исчезали.

«Представь, что ты держишь в уме две вещи, — комментирует эксперимент один из его авторов Тобиас Эгнер. — Если во время теста одну вещь ты припоминаешь быстрее, чем другую, то именно ее ты и ставишь в приоритет».

Что же насчет нарциссического расстройства личности (НРЛ), здесь опять-таки дело в стигме. Принято считать, что люди с НРЛ чересчур сфокусированы на себе и собственных достижениях, отчего страдает эмпатия — окружающие с их потребностями отходят на второй план. Отчасти всё так, но это лишь защитная реакция и стремление захватить внимание других, почувствовать себя значимым. По словам психологини Александры Аброскиной:

«Завышенная самооценка не равна любви к себе. <…> Он [нарцисс] пытается запихнуть внутрь себя как можно больше любви, но эта пустота не может быть заполнена».

***

Тревога — краеугольный камень всех наших загонов. Сама по себе она не опасна и играет особую роль в процессах выживания и эволюции, но иногда может зашкаливать и сбивать с курса. Помни об этом, когда столкнешься с беспокойной мыслью о собственном психическом неблагополучии. Иногда мысль — это просто мысль.

Загрузка...